Долпопа Шераб Гьялцен

Величайший учёный и практик Тибета Долпопа Шераб Гьялцен родился в 1292 году, в районе Долпо (область современного Непала) в роду клана, который практиковал тантрическую традицию Ньингма, в особенности циклы, связанные с божеством Ваджракилаей.

Когда ему было всего пять лет, он получил инициацию на практику Красного Манджушри и благодаря его благословению достиг совершенных способностей различающей мудрости. В двенадцать лет, после того как он получил начальное монашеское рукоположение, у него появилось сильное желание изучать сутры, традицию Совершенной мудрости, a также трактаты по логике. В семнадцать лет, так и не получив разрешения от родителей отправиться в Мустанг вслед за своим учителем Гьиденом, Долпопа тайно уходит из дома и после нелегкого путешествия все-таки находит своего первого наставника. Целый месяц он интенсивно осваивает особый язык, на котором были написаны все сутры, и терминологию Дхармы. Потом за очень короткое время он изучил учебники по праджняпарамите, праманам и абхидхарме.

Вообще за время своего интенсивного обучения Долпопа получил бесчисленные наставления по таким основополагающим текстам, как Калачакра-тантра, «Трилогия комментариев бодхисаттвы», 10 так называемых Сущностных сутр, 10 Сутр с окончательным смыслом и Пять трактатов Майтрейи-Асанги. Именно этим текстам Долпопа отводил особое место в собственной философской системе и считал их основополагающими для всего буддизма.

В 1314-м, когда Долпопе исполнилось 22 года, с целью углубления своих знаний он отправился в путешествие по учебным монастырям и центрам районов Цанга и У. Он встречался со многими выдающимися учителями того времени, которые одаривали своей мудростью талантливого ученика. Именно с тех пор его и стали называть Всеведущим. В течение семи лет интенсивного обучения у разных мастеров Долпопа получил наставления более чем от тридцати учителей. Среди этих наставлений были инструкции по практикам различных традиций Кагью и Ньингма. Во время своего обучения он также совершил паломничества к святым статуям Джово в Джоканге и Майтреи в Трофу. После этого он вернулся в монастырь Сакья, где ушел в затворничество, посвященное Хеваджре, в результате которого удостоился видения самого Хеваджры и Восьми божеств.

В 1321 году Долпопа впервые посетил монастырь Джонанг, один из самых известных, богатых и влиятельных монастырей того времени. Он произвёл на него очень сильное впечатление в первую очередь уровнем практикующих в нем монахов и монахинь, к которым он проникся глубоким доверием. Примерно между 1320-м и 1324 годом он встретился с Третьим Кармапой Ранджунгом Дордже (1284–1327), с которым, как утверждают некоторые буддийские учёные, они обсуждали буддийскую доктрину и который предсказал Долпопе его великую реформаторскую деятельность в области буддийской философии. В 1322-м, всё ещё пребывая под впечатлением от монастыря Джонанг, он снова отправился туда, чтобы встретиться с Йонтеном Гьямцо (1260–1327) и попросить его дать полную передачу Калачакра-тантры, а также многих линий Шестичленной йоги (sadangayoga). Перед самым прибытием Долпопы в монастырь Джонанг его настоятель Йонтен Гьямцо увидел во сне как царь Шамбалы Калкин Пундарика поднимает победное знамя буддизма над его монастырем. После столь благоприятного знамения он с радостью дал Долпопе все необходимые посвящения, а также глубокие инструкции по практикам и даже предоставил специальное помещение для медитации.

Затем, после недолгого пребывания в монастыре Сакья, Долпопа снова вернулся в Джонанг и приступил к годичной практике Шестичленной йоги в Кхаче Деден. Так он стал величайшим мастером Шаданга-йоги. Благодаря Долпопе и его ученикам эта линия передачи получила широкое распространение в Тибете, а духовный опыт, получаемый в ходе практики, был должным образом соединён с философским воззрением.

Долпопа долго путешествовал по разнообразным священным местам Тибета, где главным образом проводил время в медитативных отшельничествах. Кроме того, он участвовал в возведении многих храмов, продолжал изучение буддийских канонов, а также писал собственные трактаты, все более углубляя и развивая свою интерпретацию Учения. За этот промежуток времени он пережил множество видений Чистых земель и различных тантрических божеств. В частности, он получил непосредственное видение Шамбалы и даже осуществил туда визионерское путешествие.

Долпопа прославился не только как великолепный преподаватель, оратор, всегда с лёгкостью побеждавший на диспутах, но и как учёный, сочинивший многочисленные трактаты по философии, техникам созерцания, ритуалам построения мандал и астрологии.

В 1344 году Долпопа и Будон были приглашены послами монгольского императора Тогона Темура в Китай. Однако ни тот, ни другой не пожелали отправляться в столицу юаньской династии. Они удалились в отшельничество.

Следующие десять лет Долпопа продолжал проповедовать учение. Многие влиятельные люди того времени получали у него наставления. Его приглашали в разные места, где он давал свои блестящие философские разъяснения относительно теории двух истин. Когда он снова отправился в Лхасу, на этот раз чтобы помолиться о мире во время ожесточенных столкновений между противоборствующими кланами Сакья и Пхагмодру, он примерно в течение одного года прожил в монастырях Ньесар и Чо-лунг, где передал множество учений. Прибыв в Лхасу, Долпопа преподнес золото для позолоты статуй Джово и Шакьямуни, а также огромное количество масла для возжигания ламп в храмах. В течение примерно шести месяцев он находился в Марпори, Тракхла Лупхук и Рамоче. Там он передавал глубинные наставления по Шестичленной йоге многим приходившим к нему практикующим. Популярность этого великого Ламы была столь велика, что при многих массовых посвящениях и проповедях собиралось такое количество народу, что это иногда приводило к проблемам размещения всех желающих увидеть Учителя и даже к разрушению помещения, в котором они проводились.

Вскоре Долпопа отправился назад в Джонанг, но и это путешествие растянулось на месяцы. На обратном пути его приглашали во все близлежащие монастыри. Долпопа вернулся в свою обитель в Джонанг. Его здоровье было отличным. Он активно продолжал давать наставления всем, кто к нему приходил. Но однажды утром в конце 1361 года без единого признака болезни он просто погрузился в медитацию и уже больше из неё не вышел.