Миларепа Джецюн

Тибетский йогин и поэт Миларепа (1052–1135) навсегда вошел в число самых знаменитых духовных учителей. Он был выдающимся держателем линии Кагью и очень важным Учителем для всех буддийских традиций Тибета. Ситуация его была непростой. Рожденный в небольшом провинциальном городке, он в детстве перенес много невзгод и страданий. Его отец при смерти, в горячечном бреду, распорядился, что его должен заменить дядя Миларепы. Дядя с женой захватили все имущество семьи Миларепы и ввергли ее в большую нужду. Мать Миларепы была так разгневана случившимся, что под угрозой самоубийства принудила юного Миларепу пойти учиться колдовству, поскольку тот не был в состоянии сражаться один с врагами семьи при помощи меча. За несколько лет он освоил несколько практик черной магии, таких как убийство на расстоянии и вызов страшных бурь с градом. Средства оказались эффективными, и он умертвил 35 врагов своего рода. Но прошло немного времени, и он начал чувствовать себя не в своей тарелке. Он не мог спать ночью и есть днем. Когда он ходил, ему хотелось поскорее сесть, а когда сидел — встать и пойти куда-нибудь. Он потерял покой, что-то постоянно грызло его.

Однажды учитель, у которого он учился магии, сказал ему: «Я осознал, что мы стали источником больших страданий. Выбирай, или ты останешься здесь с моей женой, а я уйду, чтобы научиться, как преобразовать негативное, или же я останусь с моей женой, а иди ты. Одному из нас следует сделать нечто благоразумное». Жена пришлась не совсем по вкусу Миларепе, и он отправился в путь. Он пришел к одному учителю, который дал ему посвящение в одного красно-черного Защитника и сказал: «Если ты будешь использовать практику по утрам, то достигнешь Просветления во второй половине дня; если будешь делать ее во второй половине дня, то просветлеешь вечером». Миларепа подумал про себя: «Хорошо, у меня, значит, достаточно времени», — и лег спать. Лама застал его при этом, разбудил и сказал: «Очевидно, я не обладаю необходимой связью, чтобы дать тебе мотивацию, но в своей медитации я почувствовал, что учитель по имени Марпа действительно может помочь тебе». Услышав имя Марпы, Миларепа чуть не потерял сознание от чувства преданности и тут же отправился к нему. Когда он его встретил, Марпа как раз собирался вспахать участок земли, чего не делал уже много лет. Миларепа не узнал его и осведомился, может ли тот привести его к Марпе, на что получил ответ: «Я представлю тебя ему, но прежде ты должен будешь вспахать это поле. Вот пиво для тебя». Миларепа вспахал поле и выпил все пиво — добрый знак того, что он воспримет сразу все поучения.

Его ученичество у Марпы было не чем иным, как страданием, Он прочищался насквозь. Представление о том, что после смерти с впечатлением от 35 умерщвленных им людей в уме он придет в состояние мании преследования, давало ему мотивацию переносить всё. Он не знал никого другого, кто, как Марпа, имел средство, могущее привести к Просветлению за одну жизнь.

Большая часть очищения проходила по одному и тому же образцу. Марпа просил его построить дом особенной формы и обещал дать ему учения после того, как все будет готово. Миларепа вкалывал, как лошадь, живот и спина его были в ранах от перетаскивания камней. И вот проходит мимо Марпа и спрашивает: «Что ты здесь делаешь?» Миларепа в ответ: «Я строю для тебя дом, и ты обещал мне дать после этого освобождающие поучения». Марпа: «Но этот дом ужасен. Я, наверное, был пьян, когда заказывал его. Снеси его, отнеси камни туда, где взял, и построй новый дом — вон там. Тогда получишь поучения, которые хотел». Таким образом, через строительство и снос четырех домов (строившихся в форме символов четырех Будда-активностей) проходило внешнее, а через разочарования — внутреннее очищение Миларепы. Последние строения — огромный зал и одиннадцатиэтажная башня — стоят до сих пор. Особенно болезненно воспринимался Миларепой тот факт, что к Марпе отовсюду приходило много учеников, которые получали высокие поучения и посвящения, в то время как самого Миларепу все время выставляли за дверь. Дагмема, главная жена Марпы, дополняла его деятельность, то и дело пытаясь помочь Миларепе попасть на посвящения. Чем более он становился тогда доверчивым и открытым, тем болезненней был очередной вылет за дверь. Таким образом, находясь между этими двумя полюсами, Миларепа развивался очень быстро. И вот однажды, в совершенно обыденной ситуации, Марпа сказал: «Великий чародей должен прийти. Сегодня он — главный гость». Вместе с Дагмемой он дал Миларепе всю передачу тела, речи и ума. Он преобразовал вибрации своего тела из плотной материи в световую энергию, и Миларепа увидел совершенно ясно круги силы Будды в пяти центрах Марпы.

Затем он замуровал Миларепу для медитации в пещере. Миларепа проделал там подготовительные упражнения, во время чего имел важные, основополагающие опыты роста ясности в уме. Затем он получил дальнейшие поучения от Марпы. Но вот однажды ему приснился сон — настолько яркий, что он забыл про все остальное. Он увидел родительский дом с обвалившейся крышей, повсюду бегали мыши, а его мать лежала мертвая на полу. Не отдавая себе отчета в том, что делает, он прорвался сквозь стену и помчался к Марпе. Он влетел в комнату, когда Марпа еще спал. Лучи солнца упали прямо ему на лицо, а Дагмема в этот момент внесла еду. Марпа объяснил ему тогда: «Еда и лучи солнца означают, что все у тебя будет цвести. Ты будешь способен нести поучения дальше. Но то, что ты застал меня спящим, означает, что мы больше не увидимся в этой жизни». Все мысли Миларепы были о матери, и он тогда не смог толком это уяснить. Марпа велел ему остаться еще на несколько дней и дал точные указания, когда и при каких знаках развертывать определенные свитки с текстами. После этого он разрешил ему идти. Придя домой, Миларепа обнаружил все таким, каким видел во сне. Он сел и стал бродить взглядом по вещам, как вдруг заметил, что сидит на костях своей матери. Понимание всеохватывающего непостоянства пронзило ему сердце. Он поклялся сосредоточиться исключительно на работе с умом и не позволять ничему удерживать себя. Его усердие было так велико, что он не находил времени даже позаботиться о еде и питался почти только крапивой, росшей в изобилии вокруг его пещеры. За годы цвет его кожи стал зеленым, и охотники, проходившие мимо, принимали его за привидение. Силой своей преданности и медитации Миларепа реализовал все освобождающие качества. Так как у него очень рано открылся речевой центр, его опыты вытекали из него в форме красивых песен. Многие достигали того же уровня реализации, что и он, но способность так вдохновенно излагать Учение сделала его опыт Просветления легко перенимаемым.

После двенадцати лет медитации Миларепа достиг состояния ваджрахары (полного Просветления). Про Миларепу говорят, что он — первый, кто достиг такого высокого уровня Просветления за одну жизнь, не имея заслуг в предыдущих рождениях.

Книги этого автора: